Новости

Интервью с директором Новой школы, которое провели ученики

Вспомните своего школьного директора. Как часто вы общались с ним? Была ли у вас возможность спросить у него что-то личное?

Часто кажется, что директор — это серьёзный человек, который сидит в своём закрытом кабинете, и попасть туда можно, только если ты как-то провинился. Наш директор, конечно, тоже серьёзный и ответственный, но он всегда рад гостям. А в его кабинете ребята не раз проводили встречи, смотрели кино. Заглядывали, чтобы вручить рисунок или письменную просьбу вернуть сосиски в столовую и просто поговорить.

А недавно, пожалуй, впервые дети пригласили Кирилла Владимировича на интервью и расспросили его о том, каким он был в детстве, как учился в школе и получал ли двойки (как оказалось, получал).

Публикуем отрывок из первого интервью, которое полностью придумали и провели школьники — ученицы 7 класса Катя Захарова и Полина Александрова.

Кирилл Владимирович, была ли у вас мечта в детстве стать директором?

— В детстве я даже не думал, что буду работать в школе. Я не рассматривал конкретных профессий, а думал об экономическом направлении и финансовой сфере. Ещё я занимался физикой и только в старших классах понял, что хочу стать математиком.

Вам было сложно учиться на математическом факультете? Хотели ли вы передумать, остановиться, выбрать другой путь?

— Хороший вопрос. Нет, не думал, я просто любил учиться. Более того, я как-то здорово сдал на пятёрки первую сессию. До этого в 10−11 классах я учился в физмат школе. У нас отличников почти не было, я получал двойки, тройки. Поэтому у меня не было желания или мысли быть отличником после 9 класса.

Вы не переживали по поводу двоек и троек? Например, потому что вам что-нибудь за это будет?

— Я вообще никогда не переживал из-за оценок, потому что мне никогда за это ничего не было, у моих родителей был адекватный к этому вопросу подход. Я довольно быстро привык и перестал относиться к наличию плохих оценок как к чему-то экстремальному.

Мы спросили про отношение к оценкам, потому что многие не одобряют двойки и тройки.

— Мне хотелось бы, чтобы в нашей школе самой страшной вещью были не плохие оценки, а отсутствие возможности учиться, доступа к новошкольному сообществу, и ученики боялись бы этого больше, чем запрета на лишние 15 минут в TikTok.

Мой папа говорит, что пятибалльная система оценивания создана для того, чтобы как-то подать сигнал родителям о проблемах ребёнка, а они, в свою очередь, помогли ребёнку с учёбой. Что вы про это думаете?

— В целом это одна из причин, почему мы выбрали стобалльную систему. Она помогает максимально сконцентрировать всех на том, что это не столько отметка, сколько обратная связь для помощи ученику в учёбе.

Но часто всё воспринимается иначе: ученик начинает переживать, это видят родители и решают, что что-то не так. Как родителям реагировать, если они видят плохую оценку?

— Когда мы строили школу, мы хотели, чтобы родители сотрудничали с нами и помогали своим детям. Для педагогов и семьи большое количество плохих оценок — это сигнал, что ребёнку нужна помощь. Но если он совсем не хочет ничего делать, то тогда, кажется, школа уже не сможет исправить ситуацию.

А что бы вы спросили у своего директора, если бы могли снова вернуться в школу?
Что происходит в школе?