Статья
Участие родителя в учебном процессе: как держать баланс контроля и свободы?
Статья
Участие родителя в учебном процессе: как держать баланс контроля и свободы?
В теме помогли разобраться
Tilda Publishing
Екатерина Орлова
Психолог, куратор старшей школы
Антонина Болотова
Руководитель тьюторской службы, координатор 11 классов
В Новой школе мы даём ученикам много свободы в разных, в том числе учебных, вопросах, поскольку так дети учатся ответственности. Но что это значит для родителей? Если я вмешиваюсь в учёбу и жизнь своего ребёнка, то я тоталитарный агрессор, а если не вмешиваюсь, то попуститель? В той или иной степени таким вопросом задаются многие. Поэтому мы решили разобраться и спросили об этом у педагогов Новой школы.
О том, как вообще родителю оценить необходимость участвовать в учебном процессе, — рассуждают психолог, куратор старшей школы Екатерина Орлова и руководитель тьюторской службы, координатор 11 классов Антонина Болотова.
В Новой школе мы даём ученикам много свободы в разных, в том числе учебных, вопросах, поскольку так дети учатся ответственности. Но что это значит для родителей? Если я вмешиваюсь в учёбу и жизнь своего ребёнка, то я тоталитарный агрессор, а если не вмешиваюсь, то попуститель? В той или иной степени таким вопросом задаются многие. Поэтому мы решили разобраться и спросили об этом у педагогов Новой школы.
О том, как вообще родителю оценить необходимость участвовать в учебном процессе, — рассуждают психолог, куратор старшей школы Екатерина Орлова и руководитель тьюторской службы, координатор 11 классов Антонина Болотова.
Зачем я вмешиваюсь?
Конечно, степень участия взрослых в жизни детей зависит от возраста, особенностей ребёнка, школы и тысячи других факторов. Однако мы всегда так или иначе принимаем участие в жизни ребёнка — просто потому, что хотим ему добра.

Здесь нужно ответить на вопрос: «Зачем я вмешиваюсь?» Важно, например, отличать реальные интересы ребёнка от своих личных тревог, от желания быть образцово-хорошим родителем во что бы то ни стало. Участие взрослого должно опираться на детские решения, увлечения и стремления.
Конечно, степень участия взрослых в жизни детей зависит от возраста, особенностей ребёнка, школы и тысячи других факторов. Однако мы всегда так или иначе принимаем участие в жизни ребёнка — просто потому, что хотим ему добра.

Здесь нужно ответить на вопрос: «Зачем я вмешиваюсь?» Важно, например, отличать реальные интересы ребёнка от своих личных тревог, от желания быть образцово-хорошим родителем во что бы то ни стало. Участие взрослого должно опираться на детские решения, увлечения и стремления.
В какой степени мне нужно участвовать?
В первую очередь, значение имеет активная запрашивающая позиция ребёнка, то есть его желание делать что-то без помощи. К примеру, многие подростки хотят сами ходить в школу. В качестве условия можно договориться о том, чтобы ребёнок не опаздывал. Если он справляется, родителю уже не нужно контролировать это.

В принципе мы отдаём детям свободу настолько, насколько они готовы к этому. Например, первоклассник уже может решить, в какой музей он хочет пойти. Но не может определить, по какой программе изучать математику, поскольку, для этого у него недостаточно знаний и опыта. Пятиклассник может сам делать домашние задания, но в составлении расписания на целую неделю ему понадобится помощь. К 8 классу ребёнок готов планировать свои дополнительные занятия, а помощь и поддержка родителей ему нужна для определения стратегии на более длительное время.

С возрастом всё больше ответственности за учёбу переходит к детям, и родителям остаётся следить за меньшим количеством вещей. Например, если в начальной школе ребёнку может потребоваться непосредственная помощь с домашним заданием, то в подростковой школе достаточно напомнить, что пора делать уроки. Именно принцип роста самостоятельности лежит в основе постепенной передачи ответственности от родителя к ребёнку.
В первую очередь, значение имеет активная запрашивающая позиция ребёнка, то есть его желание делать что-то без помощи. К примеру, многие подростки хотят сами ходить в школу. В качестве условия можно договориться о том, чтобы ребёнок не опаздывал. Если он справляется, родителю уже не нужно контролировать это.

В принципе мы отдаём детям свободу настолько, насколько они готовы к этому. Например, первоклассник уже может решить, в какой музей он хочет пойти. Но не может определить, по какой программе изучать математику, поскольку, для этого у него недостаточно знаний и опыта. Пятиклассник может сам делать домашние задания, но в составлении расписания на целую неделю ему понадобится помощь. К 8 классу ребёнок готов планировать свои дополнительные занятия, а помощь и поддержка родителей ему нужна для определения стратегии на более длительное время.

С возрастом всё больше ответственности за учёбу переходит к детям, и родителям остаётся следить за меньшим количеством вещей. Например, если в начальной школе ребёнку может потребоваться непосредственная помощь с домашним заданием, то в подростковой школе достаточно напомнить, что пора делать уроки. Именно принцип роста самостоятельности лежит в основе постепенной передачи ответственности от родителя к ребёнку.

Ключевая задача родителя — создать благоприятные условия для самостоятельной учёбы. То есть организовать удобное рабочее пространство, выделить достаточно времени на школьные и внеакадемические занятия в графике ребёнка, договориться с ним о границах ответственности и сверять результаты в спокойном диалоге.
Ключевая задача родителя — создать благоприятные условия для самостоятельной учёбы. То есть организовать удобное рабочее пространство, выделить достаточно времени на школьные и внеакадемические занятия в графике ребёнка, договориться с ним о границах ответственности и сверять результаты в спокойном диалоге.
А если ребёнок не справился с ответственностью?
Да, такое бывает. Ребёнок постепенно учится сам справляться с задачами, нести за них ответственность, распределять время. Это получается не сразу, но в школе не страшно и даже полезно ошибаться. Например, ребёнок попробовал не делать уроки — и получил неаттестацию. Он видит свой результат и понимает, что любое решение имеет свои последствия. Ошибки дают опыт — и хорошо делать их в школе, а не в будущем, когда это более болезненно. Так со временем дети учатся самостоятельности, которая нужна во взрослой жизни.
Бывает, что ребёнку не нужна самостоятельность?
Потребность автономии со временем растёт у всех детей. Но от избытка опеки она может атрофироваться — и бывает, что школьник привык к контролю и не хочет делать самостоятельные шаги. Тогда стоит проговорить с ним риски таких шагов — чтобы ребёнок проанализировал ситуацию, оценил свои возможности и обрёл уверенность в себе. Главное не «бросать» детей в самостоятельное решение проблем, иначе свобода вызовет фрустрацию и запомнится как негативный опыт.
Как понять, что пора вмешаться?
Таким вопросом задаются многие взрослые: «Вдруг я перестану участвовать в учёбе ребёнка и пропущу какие-то реальные проблемы? А когда увижу их и включусь, будет уже поздно?» Это нормальные родительские тревоги, и школа — именно то время, когда дети и взрослые вместе «пробуют» самостоятельность. Постепенно родитель контролирует учёбу всё меньше и видит, как при этом меняется результат ученика. Необходимость вмешаться и скорректировать учебный процесс всегда может оценить не только родитель, но и школа.

Учебный процесс — та зона ответственности, которую родители в основном отдают школе. Поэтому важно сразу подобрать школу, отвечающую собственным требованиям и оптимальную для ребёнка, или поменять школу (как это сделать — тема для отдельного обсуждения). Так можно быть уверенным, что школа контролирует ситуацию, своевременно реагирует на какие-то проблемы, при необходимости подключает родителей и помогает ученику.

Не менее важно просто доверять ребёнку. В семье, где установлены тёплые и доверительные взаимоотношения, детям комфортно делиться своими мыслями, впечатлениями и беспокойствами с родителями. Такая коммуникация позволяет вести диалог с ребёнком, адекватно оценивать его потребности и желания, сильные стороны и дефициты, прогресс и развитие.
Таким вопросом задаются многие взрослые: «Вдруг я перестану участвовать в учёбе ребёнка и пропущу какие-то реальные проблемы? А когда увижу их и включусь, будет уже поздно?» Это нормальные родительские тревоги, и школа — именно то время, когда дети и взрослые вместе «пробуют» самостоятельность. Постепенно родитель контролирует учёбу всё меньше и видит, как при этом меняется результат ученика. Необходимость вмешаться и скорректировать учебный процесс всегда может оценить не только родитель, но и школа.

Учебный процесс — та зона ответственности, которую родители в основном отдают школе. Поэтому важно сразу подобрать школу, отвечающую собственным требованиям и оптимальную для ребёнка, или поменять школу (как это сделать — тема для отдельного обсуждения). Так можно быть уверенным, что школа контролирует ситуацию, своевременно реагирует на какие-то проблемы, при необходимости подключает родителей и помогает ученику.

Не менее важно просто доверять ребёнку. В семье, где установлены тёплые и доверительные взаимоотношения, детям комфортно делиться своими мыслями, впечатлениями и беспокойствами с родителями. Такая коммуникация позволяет вести диалог с ребёнком, адекватно оценивать его потребности и желания, сильные стороны и дефициты, прогресс и развитие.

Если школьник ни на что не жалуется, не проявляет недовольства школой, вероятно, учёба идёт гладко и нет повода вмешиваться. Но когда родитель видит что-то тревожащее: будь то эмоциональное состояние ребёнка или резкий провал в успеваемости, пора включиться в процесс и помочь ребёнку разобраться с причинами проблемы.
Если школьник ни на что не жалуется, не проявляет недовольства школой, вероятно, учёба идёт гладко и нет повода вмешиваться. Но когда родитель видит что-то тревожащее: будь то эмоциональное состояние ребёнка или резкий провал в успеваемости, пора включиться в процесс и помочь ребёнку разобраться с причинами проблемы.
Как предложить помощь?
В стремлении помочь нужно держать баланс. Конечно, дети должны знать, что всегда могут попросить взрослых о помощи и участии. Однако должна быть и уверенность, что родители не вторгаются в личное пространство. Поэтому важно спрашивать, нужно ли ваше участие и иметь «меню помощи», в котором собраны вероятные запросы школьника: «Хочешь я помогу тебе составить расписание/сделать задания/распределить время?» Так ребёнок постепенно учится оценивать свои силы и формулировать просьбы о помощи: сначала просто соглашается или отказывается, потом выбирает из нескольких вариантов, которые предлагает родитель, затем уже сам просит помочь.
Что в итоге?
На всю эту работу, как и на родительство вообще, нужен большой ресурс — сил, времени, психологической устойчивости и многого другого. Он не бесконечен, поэтому нужно верно расставлять приоритеты и, в первую очередь, просто поддерживать хорошие отношения с ребёнком. Но если мы стремимся, чтобы ребёнок постоянно развивался в учёбе и жизни, важно находить в себе этот ресурс и быть готовым к совместной работе.
Конечно, невозможно придумать универсальные схемы вмешательства или невмешательства в учебный процесс, дать подходящие всем детям и родителям советы. Ситуация всегда индивидуальна, и важнее всего прислушиваться к себе и ребёнку, обсуждать происходящее и поддерживать друг друга.
Конечно, невозможно придумать универсальные схемы вмешательства или невмешательства в учебный процесс, дать подходящие всем детям и родителям советы. Ситуация всегда индивидуальна, и важнее всего прислушиваться к себе и ребёнку, обсуждать происходящее и поддерживать друг друга.